- Что же заставило вас изменить своим привычкам? Может, старческая страсть ккакой-нибудьгрудастенькойамериканочке,а?Ого!Его превосходительству Полномочному и Чрезвычайному Послу СоюзаСоветских Социалистических Республик в Соединенных Штатах Америки господину. - Ровно одиннадцать часов по восточному стандартному времени, - объявил диктор.

Песику было десять лет, что равно семидесяти человеческим годам, так что он был старше вас.

- Вот твой чай, Павлик, - сказала супруга Павла Николаевича, входя в библиотеку с серебряным чайным подносом в руках.

- Поставьте поднос, Мария Григорьевна, - тоном приказа произнес за ее спиной пришелец, - и садитесь!

- Что все это значит, сударь? Его лицо налилось кровью, по щеке пробежала капля пота.

На высоком лбу Гринева, окаймленном гривой серебристо-седых волос, выступили градины пота Маленькая, хрупкая Мария Григорьевна, теребя пояс халата,переводила растерянный, недоумевающий взгляд с мужа на позднего гостя, неизвестно как оказавшегося в библиотеке.

В конце зала он заметил лоснящееся потом фиолетовое лицо Диззи с надутыми футбольными мячами щек, толстыми черными губами и выкаченными белками глаз, пробрался к стойке бара, бросил молодому парню за баром: - Дабл виски!

Пахло марихуаной.